Дверь в море 

Посвящается Оле С.

 

Английские словечки, как нотки, прыгали у нее в голове: door, me, far, salt, sea. Прыгали и складывались в простые предложения. Под эту музыку юная училка английского представляла далекую дверь в соленом море, что вела во дворец морского царя, который – она сама не знала, почему – ждал именно её.

Царь, точно такой, как показывают в фильмах – с длинной седой бородой – действительно наблюдал за ней. Она напоминала ему дочку - Русалочку: те же широко распахнутые огромные глаза, в которых светились огоньки проплывающих мимо кораблей с принцами. Когда-то Русалочка поплыла на зов одного такого огонька и больше не вернулась.

Девушке тоже очень не хватало своего принца: от тех, что махали ей с проплывающих мимо кораблей, не замирало сердце, а она, как Ассоль, верила, что это обязательно должно произойти. И хотя её жизнь была мысленно расписана на несколько лет вперед, она мечтала когда-нибудь увидеть Алые паруса...

 

Морскому царю нравилась её аккуратность: все было на своих местах, на каждой книге на её книжной полке была непременно написана дата и место, где она была куплена. Здесь было много словарей с картинками, которые помогали ей в работе. Каждый день она учила детей английскому, и у неё это хорошо получалось. Дети уважали строгую учительницу и старательно делали все уроки.

Порядок царил у неё не только дома и на работе, но и в голове: в ней был свой царь, который руководил всеми ее действиями. Но девушку все равно почему-то подсознательно тянуло туда, в морскую пучину, где не будет никакого четкого плана, а будет только отеческая любовь, танцы, и песни подруг– русалочек: door, me, far, salt, sea...

Однажды вечером после работы она, по обыкновению, решила почитать. Взяв с полки книжку, что должна была стоять на своем обычном месте, она обнаружила у себя в руках совсем другую. Что казалось еще более удивительным – на обложке книги не было ни единого слова, как внутри не значилась дата, когда она была куплена. Чья это книга, оставалось загадкой. Девушка перелистывала страницу за страницей, которые были совершенно пустыми... Что за шутки? – подумала она.

–  Здесь должна появиться твоя собственная история, –  вдруг услышала она, – которую ты напишешь сама. И для этого вовсе не обязательно брать в руки ручку. Самые интересные события твоей жизни будут появляться здесь сами, –  тебе лишь нужно отступить от привычной схемы.

–  Отступить от привычной схемы? Но как же мой жизненный план? Сначала учеба, потом работа, потом я хотела выйти замуж и родить детей... – прыгали её мысли.

–  Всё это будет! –  продолжал очень знакомый мужской голос. –   Но ты должна понять, что вовсе не обязательно именно так, как ты задумала. Оглянись вокруг – в мире столько интересного, чего ты, может быть, до сих пор не замечала!

Девушка послушно посмотрела на стены своей маленькой овальной комнаты и с удивлением обнаружила, что это не комната – а  резиновая лодка, которая плывёт по морю в неизвестном направлении. Как ни странно, ей почему– то совсем не было страшно.

–  Door, me, far, salt, sea... – звенело у нее в голове. Нотки превращались в маленьких цветных рыбок, которые перелетали через лодку. Рядом с собой она вдруг увидела большого кита, на спине которого сидел Морской царь, которого она так часто представляла себе за той самой заветной дверью в соленое море.

–  Здравствуй, дочка, –  сказал он ей и протянул руку.

–  Но я не могу быть вашей дочкой, я ж не Русалочка... – отпрянула она.

–  Да... – с грустью ответил царь. –  Но для меня ты - она, ты так на нее похожа!.. Но я не буду звать тебя с собой, лишь хочу, чтобы ты знала, что весь этот мир – твой, и что я всегда буду рядом.

–  Большое спасибо, –  вежливо ответила она, не в силах вспомнить ничего из своей прошлой жизни. – А как мне вернуться домой?

–  Стоит только открыть глаза, –  с доброй улыбкой сказал ей Морской царь.

 

И девушка снова послушалась, как будто правда была его дочерью. Взглянув на книгу, которую держала в руках, она вдруг увидела ее название: «Дверь в море, которую можешь открыть только ты». Слово «МОРЕ» вдруг стало покачиваться, как на волнах, последняя  буква  исчезла, "О" превратилась в "И", и на её корабельных мачтах засиял свет от алых парусов... Этот свет был таким родным, что она поняла: этот мир - только её, нужно лишь подобрать ключ к его двери.

Сочи –  Беркли, 2013